Евгению Христофоровичу Драгомирецкому исполнилось 90 лет

«У нас с медициной – взаимозачет, – говорит отличник здравоохранения Евгений Христофорович Драгомирецкий, которому второго апреля исполнилось девяносто лет. – Она сохранила мне правую руку, а я, став хирургом, этой рукой спасал потом других людей». А по поводу того, как дожить до столь почтенного возраста не только в присутствии духа, но и в прекрасной физической форме, юбиляр добавляет: терпение и труд все перетрут.

Сам он начал трудиться в тринадцать лет. Перед призывом в армию уже был не просто токарем, шлифовщиком, а настоящим мастером своего дела на одном из заводов Одессы, где производили детали для первых советских легковых автомобилей. После работы – на урок в вечернюю школу. Когда в 1940 году призвали в армию – в пехоту, минометчиком – сразу же, как человека с образованием, отправили в полковую школу подготовки средних командиров. В первые дни войны Евгений Христофорович оказался у Ялты, оттуда направили в Одесское пехотное училище, а затем на Днепр. Здесь первый раз и попал под бомбежку – со взрывателями на руках: минометчики возили их в открытых грузовиках, держа ящики на коленях. На время потерял зрение от яркой вспышки: раненый товарищ вывел к медикам. 
Еще одно рождение пришлось на старый Новый год в январе 1942-го. Было это на Волховском фронте, где на тот момент держали оборону. Морозы за сорок, спать больше получаса друг другу не давали, чтобы не замерзнуть, а тут привезли чистое белье и велели срочно переодеться. Евгений Христофорович наклонился за одеждой, а, когда поднял голову, увидел в дереве, стоявшем рядом, огромную дыру – всего несколько мгновений отделили его от верной гибели.

Там же, на Волховском фронте, и осколок в руку попал. И тут Бог миловал. Ездовой, привезший мины, увидел, что Драгомирецкий упал, подхватил его в сани и в медсанчасть. Медики хотели ампутировать руку. Но как двадцатилетнему парню без руки? И боец не согласился. Отправили в тыл, в госпиталь в Улан-Удэ, долго лечили, дали вторую группу инвалидности и оставили до конца войны начальником снабжения госпиталя (а госпиталь на тысячу коек – только успевай поворачиваться!). В Улан-Удэ и Победу встретил. С котомкой за плечами вернулся в Одессу к тете, работавшей медсестрой в клинике В.П. Филатова. На завод с такой рукой не подашься, – решила она и велела поступать в медицинский институт, мимо которого Евгений Христофорович до войны на работу ходил.

Распределение по окончании вуза и клинической ординатуры получил на Луганщину. Работал хирургом в Первомайске, затем заведующим хирургическим отделением и главврачом в Горске, но всегда хотел попасть в Северодонецк, о котором был наслышан. Как-то пригласили сюда на консультацию, встретил однокурсников да и остался. Много лет работал в онкодиспансере, был его заведующим. Уверен, что самое главное в онкологии – вовремя выявить надвигающуюся беду: предраковые состояния поддаются лечению. Евгений Христофорович и сегодня частенько встречает тех, кого лично лечил пару-тройку десятков лет назад.

«А вот жену не уберег, – вздыхает Евгений Христофорович. – И не дает это покоя, хотя уже столько лет прошло». Спасибо судьбе, и в этот раз оказалась благосклонной. Ровно тридцать лет назад подарила ему спутницу – тоже Ольгу Васильевну, и характером на прежнюю жену похожую: вместе легче годы коротать.

– А чем Вы предпочитали и предпочитаете заниматься в свободное время? – спрашиваю Евгения Христофоровича, пытаясь понять секрет его оптимизма и бодрости.

– Да времени-то свободного особо и не было. Сначала дети, потом внуки. Сын Владимир пошел по моим стопам – окончив Луганский медицинский институт, стал онкологом, заведовал отделением. Внуки с медициной жизнь связывать не пожелали. Один работает, другой учится в столичном вузе. Им-то в основном и посвящал свое время. А если и выдастся минутка, так книжку почитаешь с удовольствием или жене по дому чем поможешь. Лет десять-пятнадцать был председателем совета ветеранов больницы. Да и теперь частенько в химико-механическом техникуме и школе №6 с молодежью встречаемся, беседуем. Я ведь возраста своего не чувствую, хотя всего в жизни повидал: и голодомор застал, и войну, и разруху. Но не зря же в народе говорят, что главное для здоровья и долголетия – труд и терпение, от настроя человека многое зависит.

Источник: sed-rada

Мы в социальных сетях


Наш twitter канал

Последние комментарии